Средневековая архитектура Латвии

Глава «Романская и готическая архитектура в странах Восточной и Северной Европы. Архитектура Прибалтийских стран. Латвия», «Всеобщая история архитектуры. Том 4. Архитектура Западной Европы. Средние века». Автор: Бирзениек А.; под редакцией Губера А.А. (ответственный редактор), Колли Н.Д., Максимова П.Н., Маца И.Л., Нельговского Ю.А., Саркисиана Г.А. Москва, Стройиздат, 1966


В конце XII в. немецкие колонизаторы подчинили латышские и эстонские народности, обладавшие к этому времени развитым деревянным зодчеством. Каменщики с Готланда и ремесленники, которые пришли с завоевателями, явились распространителями каменных конструкций. Впоследствии цехи каменщиков и плотников состояли из латышей.

Эпоха романской архитектуры в Латвии относится к XII—XIII вв. В это время стены монументальных зданий возводились из валунов и плитняка. Небольшие проёмы обрамлялись каменными балками. Кирпич на первых порах употреблялся редко. Суровые, массивные сооружения лишены декоративных деталей.

Эпоха готики продолжалась до начала XVI в. Кирпич получил большее распространение. Строители полностью овладевают возможностями материала и создают произведения, достаточно совершенные и в конструктивном, и в художественном отношении.

На территории Риги еще до появления колонизаторов имелось несколько торговых и рыбачьих селений ливов и латышей. Одно из них было расположено при устье речки Ридзене (рис. 19), другое — на берегу Даугавы — там, где находится Домская церковь. Оба селения соединялись дорогой, шедшей вдоль теперешних улиц Тиргоню — Скарню (средневековое название — Силькю). Дорога и ее северо-восточное продолжение — улица Смалшу («Песочная») — явились основой уличной сети средневековой Риги.

В 1201 г. здесь была основана фактория епископа Альберта, ставшая впоследствии городом Ригой. Уже в XIII в. она была обнесена частоколом, земляным валом и рвом. Каждое феодальное владение в городе также имело свои ограждения. Резиденции духовенства появились уже в самом начале XIII в. Самой ранней из них был двор епископа (сгорел в 1215 г.) с дворцом и деревянной церковью, занимавшими место нынешней церкви св. Иоанна. В дальнейшем на этом месте возник монастырь доминиканцев. Поблизости был расположен «Белокаменный» («Виттенштейн») замок ордена меченосцев с капеллой св. Георгия. С 1234 г. двор епископа находился на берегу Даугавы, рядом с Домской церковью. В 1547 г. епископский дворец сгорел.

Торговый центр поселения ливов находился, вероятно, в районе гавани, вблизи «Рижского озера». Это место имело то преимущество, что лежало несколько выше остальной территории полуострова. К концу XIII в. в результате освоения всей территории города рынок переместился в его центральную часть. Это — «Новый рынок», впоследствии Ратушная площадь. К рыночной площади примыкала ратуша. На противоположной, южной стороне площади находился «Новый дом» (1334 г.). Остальной периметр площади был застроен жилыми домами бюргеров и торговыми помещениями. Здесь же размещались общественные весы и склады. В архитектурном облике площади наряду со зданиями ратуши и Новым домом доминирующая роль принадлежала стометровому шпилю церкви Петра, находившейся рядом с площадью.

К концу XIV в. сеть улиц и границы участков приобрели очертания, сохранившиеся до нашего времени. Ширина участка бюргерского владения составляет 10—12 м. Нередко участки проходят через весь квартал и застроены на одном конце жилым домом, а на другом — хозяйственными постройками. Таким образом, жилые улицы чередуются с переулками хозяйственного назначения. Характерны некоторые названия таких переулков: Конюшенный, Свинарный, Амбарный и т. д.

Изображения XVI—XVII вв. сохранили вид города со стороны Даугавы (рис. 20). На узкой береговой полосе виднеются бани, скотобойни, дубильни и другие производственные строения, связанные с потреблением воды. За городскими стенами простирается море щипцов двух- и трёхэтажных домов, покрытых высокими черепичными крышами. Своеобразный силуэт довершают вертикали церковных башен.

Примером средневекового жилого дома является дом № 17 по ул. Малая Пиле (первая половина XV в.; рис. 21). Он находится на участке шириной 8 м. Над крестовыми сводами подвала располагалось большое помещение, площадью 70 м² и высотой 4 м. В углу его находился открытый очаг с трубой-кухней. Впоследствии со стороны двора были пристроены жилые комнаты. В сводах подвала и в перекрытиях первого этажа и чердака имеются люки, в которые блоком затягивались грузы. В результате реставрации восстановлены ступенчатый щипец и перекрытый готической аркой вход, украшенный характерными для ганзейских городов придверными камнями. Прототип, несомненно, старше данного примера и относится ко второй половине XIII в., когда Рига стала членом ганзейского союза и почти каждый жилой дом стал складом.

Общественные здания средневековья или не сохранились, или подверглись перестройкам. На Ратушной площади Риги в 1334 г. магистрат построил кирпичный Новый дом, в котором разместились Большая гильдия и объединение молодых купцов «Черноголовых». Второй этаж занимал парадный зал, освещенный большими окнами со всех сторон. Балочный потолок зала опирался на деревянные столбы. Стены были оштукатурены, пол выложен из каменных плит. Узкая каменная винтовая лестница соединяла зал с первым этажом и подвалом. Высокий ступенчатый щипец главного фасада был украшен плоскими стрельчатыми нишами, окаймленными фасонным кирпичом. Под крутой двускатной крышей находился четырёхэтажный чердак-склад. Для его освещения и проветривания в нишах было устроено множество мелких люков. Таким образом, Новый дом служил и парадно-представительным, и утилитарным целям. В начале XVII столетия «Черноголовые» стали единственным хозяином дома и перестроили здание. Дом был разрушен в 1941 г.

Почти полностью сохранилась так называемая «Мюнстерская изба» — двухнефный зал на втором этаже здания Большой гильдии (рис. 22). Зал был построен в начале XIV в., вероятно по инициативе выходцев из города Мюнстера. В середине XIX в. на этом месте было построено новое здание Большой гильдии, а «Мюнстерская изба» была несколько уменьшена. Помещение имеет около 9 × 27 м в плане при высоте до верха сводов в 5 м. Крестовые своды опираются на шесть восьмигранных каменных столбов с позднероманскими капителями (подлинная форма капителей была открыта лишь при реставрации 1966 г.). В первой половине XVI в. к «Мюнстерской избе» был пристроен небольшой (около 17 м²), перекрытый крестовым сводом «Невестин покой», предназначенный для свадебных обрядов членов Большой гильдии.

В стратегически важных пунктах, по берегам судоходных рек, зачастую там, где находились пилскалны (городища) ливов и латышей, немецкие завоеватели руками местных каменщиков строили мощные замки. В Латвии насчитывается более ста замков. Стены выкладывались из валунов, плитняка и кирпича на известковом растворе. Для обрамления проёмов и углов употреблялся тёсаный камень. Помещения перекрывались деревянными балками или кирпичными сводами; кровля была черепичной. Замки имеют много общего с городищами коренного населения. На вершине горы устраивалась ровная площадка, по контуру которой, часто нерегулярному, возводились ограда и сторожевые башни. Внутри двора строились помещения для охраны.

В 1209 г. на крутой горе, у слияния рек Персе и Даугавы, был сооружен епископский замок Кокнесе. Двор замка имеет треугольное очертание; позднее на западной стороне были возведены две круглые башни. Толщина стен местами достигает 4 м. 

Река Гауя служила границей между владениями рижского епископа и ордена. Здесь на высоком и узком холме в 1214 г. был основан на месте пилскална Турайдский замок. К раннему этапу строительства относится недавно восстановленная мощная кирпичная башня (высота 40,2 м, диаметр 13,3 м, толщина стен 3—3,7 м; рис. 23). Она имеет шесть этажей, из которых только третий этаж предназначался для жилья и был снабжен камином; освещался он небольшим окном. Остальные этажи освещены узкими щелями; здесь хранились продовольствие и боевое снаряжение. К двери, находящейся на высоте 9—10 м от земли, приставлялась деревянная стремянка, поднимавшаяся в случае опасности.

Замок в Цесисе, построенный в первой половине XIII в., перестраивался в первой половине XVI в. К первоначальному периоду относятся стены капеллы и,, вероятно, башня, примыкающая к залу капитула. К капелле была пристроена трапезная, далее следовали парадный зал и квадратная башня с помещением магистра, в котором сохранился богатый звездчатый кирпичный свод (рис. 24). В подвалах южной башни помещалась тюрьма; толщина стен здесь достигает 4,7 м. В начале XVI в. была перестроена центральная часть замка и модернизированы форбурги.

Рижане разрушили, кроме «Витгенштейна» (см. ниже) и другой замок (1484 г.), сооруженный на берегу Даугавы. На том же месте орден заставил бюргеров построить третий замок, существующий и поныне (окончен в 1515 г.; рис. 25). Замок состоит из трёхэтажных корпусов с подвалами, построенных вокруг квадратного двора (30 × 30 м). Стены возведены на известковом растворе из крупных валунов с заполнением мелким камнем. Толщина стен — 3 м. Подвал и первый этаж служили складами. Второй этаж, или «конвент», был главным. Здесь располагались освещенные большими окнами наиболее значительные помещения. Единственный вход в замок вел через небольшой форбург (25 × 52 м), защищенный высокой стеной и башней. В XVI и XVII вв. замок неоднократно перестраивался.

К концу орденского владычества в замках Цесиса и Риги видное место уделяется оформлению интерьеров. Сооружаются звездчатые и сетчатые своды, опирающиеся на высокие, тонкие каменные столбы, полы покрываются многоцветными керамическими плитами, в окна вставляются цветные стёкла.

Рига была окружена каменными стенами и башнями (окончены в 1208 г). В дальнейшем укрепления совершенствовались. Высота стен достигала 6—7 м при толщине 1,8 м. Они строились из кирпича и доломита. Над каменными стенами был сооружён кирпичный бруствер. Стены усиливались круглыми и четырехугольными в плане башнями. Перед башнями, защищавшими главные подходы к городу, были выстроены так называемые «цвингери» — окружённые стеной подходы с левой стороны башни, благодаря чему нападающие были обращены правой, не защищенной щитом стороной к защитникам города. Всего было около 25 башен. Сохранились фрагменты некоторых из них и остатки городской стены. Кирпичная Песочная, или Пороховая, башня в нынешнем виде относится к началу XVII в.; высота её равна 25,6 м, диаметр — 14,3 м (рис. 26). Судя по гравюрам XVI и XVII вв., большинство башен было похоже на эту башню.

Первая каменная церковь Латвии была построена в Икшкиле. Она входила в состав замка, сооруженного по инициативе монаха-миссионера Мейнгардта в 1185 г. Мастера были приглашены с острова Готланд. От этой церкви уцелели фрагменты фундаментов. Более поздняя церковь (первой половины XIII в.) была построена на том же месте. Здание располагалось в северо-западном углу укреплённого дворика, выходившего к Даугаве, и было церковью-крепостью: в северной стене была обнаружена узкая щель-бойница. Вход в церковь находился на стороне двора, в южной стене. Квадратный неф со столбом посередине отделялся от квадратного же хора двумя опиравшимися на колонну арками (рис. 27, 1). Перекрытие было сводчатым. Подобную же композицию имеет монастырская церковь в Варнхеме (Швеция, начало XIII в.). Возможно, что оба здания строились одними и теми же мастерами.

Имя Мейнгардта связано с другим замком и церковью на даугавском острове Мартынь (не сохранились). Они также были построены готландскими каменщиками.

В 1201 г. епископ Ливонии Альберт (умер в 1229 г.) перенёс свою резиденцию из Икшкиле в Ригу. При нём в Риге была построена вторая сохранившаяся церковь раннего романского периода — церковь св. Георгия и начат собор Девы Марии (Домская церковь) с прилегающим монастырём. Церковь св. Георгия (рис. 27, 2) явилась частью первого орденского замка меченосцев, которую начали строить вскоре после основания ордена (1202 г.). Замок был разрушен бюргерами в 1297 г., но церковное здание уцелело. Церковь имела два нефа, хор был завершен апсидой. На западном фасаде находилась колокольня. Сохранились фрагменты сводчатого перекрытия. Церковь, как, вероятно, и другие части замка, была построена из желтовато-серого известняка и кирпича на известковом растворе.

В 1211 г. был заложен собор Девы Марии (рис. 28). Хор и трансепт начали строить из известняка. После пожара 1215 г., чтобы ускорить работы, было решено достроить собор из кирпича. Пролёт сводов был несколько сокращён, в силу чего клуатр получил в западной части не прямое, а ломаное очертание. Наиболее ранний хор и трансепт отличаются тщательностью выполнения. Церковь была трёхнефным зальным сооружением, причём все нефы имели различную ширину. В XIV в. с западной стороны была пристроена паперть, разбитая на три отсека; её толстые стены (около 2,8 м) должны были служить основаниями для двух башен. Впоследствии над средней частью паперти была возведена башня. В XV в. полутемная зальная церковь была превращена в хорошо освещенную базилику, боковые нефы расширены и перекрыты звездчатыми сводами, надстроена башня. При этом она со всех четырех сторон завершена фронтонами и увенчана высоким восьмигранным шпилем. Современный вид завершение башни получило в 1776 г.

К южной стене церкви примыкает клуатр. Нервюры его крестовых сводов опираются на богато декорированные консоли. Ко двору обход открывается аркадами. Помещения монастыря находились в южном и восточном флигелях. Сохранился двухнефный зал капитула, перекрытый крестовыми сводами.

Для ливов и латышей за городскими стенами была построена кирпичная церковь св. Якова (первое упоминание — 1226 г.). К концу века границы города раздвинулись, и церковь оказалась в городе. Она строилась в несколько приёмов; наиболее ранним является хор, отличающийся упрощенными романскими формами. Романские формы сохранили также нижняя часть помещения для молящихся и башня. Последняя по ширине равна среднему нефу, и по сторонам её образуются капеллы, являющиеся продолжением боковых нефов (рис. 30). В начале XV в. к хору была пристроена капелла св. Бригитты. В 1482 г. церковь пострадала от пожара и была восстановлена в формах готики. Нефы были перекрыты вспарушенными крестовыми сводами. Фасады башни получили обработку в виде оштукатуренных стрельчатых ниш и арочных фризов, отделивших готическую надстройку от романского основания. Завершение башни относится к XVIII в.

К переходному периоду относятся также церкви в Цесисе и Валмиёре. Церковь св. Иоанна в Цесисе была сооружена в 1283—1287 гг. как трёхнефная базилика (башня построена в 1853 г.). Хор сильно развит и заканчивается многогранной апсидой. Боковые нефы сообщаются со средними стрельчатыми арками, пяты которых совпадают с уровнем пола. Поэтому проёмы сравнительно малы, и каждый неф воспринимается самостоятельно (рис. 29). Равновесие сводов обеспечивается громадными контрфорсами, придающими облику церкви первобытную мощность.

Валмиерская церковь св. Симеона (рис. 31) строилась одновременно с церковью в Цесисе (1283 г.), судя по аналогии планов, одними и теми же мастерами. В отличие от цесисской церкви нефы членятся невысокими восьмигранными столбами, а хор не подведён под одну крышу со средним нефом. С оштукатуренными стенами церкви контрастирует мощная неоштукатуренная поверхность башни, украшенная ромбическим орнаментом из глазурованных чёрных кирпичей. Завершение башни относится к XVIII в. Несмотря на то, что в обеих церквах применены стрельчатая арка и готические своды, массивные стены, тяжелые опоры и контрфорсы свидетельствуют ещё о романских традициях.

В течение второй половины XIII в. в сельских местностях Латвии был построен ряд церквей. Они были разрушены во время Северной войны (1700—1721 гг.) и восстановлены в XVIII в. Полностью сохранилась капелла в Лиелстраупе (1263 г.), входившая в состав замка.

Рижская церковь св. Петра известна с 1209 г. В начале XV в. магистрат постановил расширить церковь. Работа была доверена мекленбургскому зодчему из Ростока Иоганну Румешоттелу. В церкви Петра уже издавна находились алтари ремесленных братств ливов и латышей, и неудивительно, что одним из мастеров кладки был латыш Клаве Черный. Румешоттел задумал построить трёхнефную базилику с узким трансептом, хором и венцом из пяти капелл вокруг него. Подобную планировку имела не только церковь Марии в Ростоке, но и собор в Шверине. Однако зодчему не удалось осуществить свой замысел. Был закончен только хор.

Служба продолжалась в старой, романской части церкви — квадратном зальном помещении, разделенном шестью столбами на три нефа. Церковь была перестроена в базилику только в конце XV в. Старая часть была модернизована в формах готики. Стены среднего нефа были подняты до высоты стен хора, т. е. до 30 м. Высота боковых нефов достигала 15,5 м. Таким образом, развитие внутреннего пространства ввысь нашло в церкви св. Петра весьма внушительное воплощение (рис. 32). Только к концу XVII в., после удлинения боковых нефов план церкви приобрел теперешние очертания. Первоначальная башня рухнула в 1666 г. и в 1688—1690 гг. рижанином Бинденшу была построена новая башня в формах голландского барокко. В 1721 г. башня была уничтожена ударом молнии. По приказу Петра I башню восстановили в прежнем виде. Башня и церковь были разрушены в 1941 г.

Церковь св. Иоанна, первоначально деревянная, была построена как церковь доминиканского монастыря, основанного в 1234 г. Нижняя часть стен, возведенных из известняка, и портал (восстановлен в 1925 г.) относятся к первой половине XIV в., остальная часть здания закончена в XVI в. Узкая улица, примыкающая к церковному зданию, не позволила поместить контрфорсы снаружи, и они были введены внутрь помещения. Благодаря этому на каждой продольной стене образовалось по четыре капеллы, в которых были помещены алтари. Снаружи над гладкими кирпичными стенами поднимается богатый ступенчатый фронтон (рис. 33). Нетрудно усмотреть идентичность его с фронтонами церкви св. Катерины в Гдыне, выстроенными одновременно. Однонефное пространство церкви перекрыто богатейшими звёздчатыми сводами. В конце XVI в. была построена трёхнефная алтарная часть, своды которой опираются на тосканские колонны.

***

Монументальная архитектура средневековой Латвии обладает рядом памятников, дающих ей право на почётное место среди сооружений Прибалтики. Здесь сформировалась одна из ветвей северного средневекового зодчества, для которого характерно своеобразное развитие конструктивных и художественных приёмов. Ранний этап развития несколько уступает по архитектурным достоинствам готическому периоду, в течение которого были мастерски использованы возможности каменных конструкций. Для сдержанной, но выразительной архитектуры страны характерны выисканные пропорции силуэтов монументальных зданий, изящный и точный рисунок архитектурного оформления.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации