Готическая архитектура Португалии

Глава «Готическая архитектура. Архитектура Пиренейского полуострова. Португалия», «Всеобщая история архитектуры. Том 4. Архитектура Западной Европы. Средние века». Автор: Кириченко Е.И.; под редакцией Губера А.А. (ответственный редактор), Колли Н.Д., Максимова П.Н., Маца И.Л., Нельговского Ю.А., Саркисиана Г.А. Москва, Стройиздат, 1966


В 1249 г., почти на 250 лет раньше чем в Испании, реконкиста в Португалии была успешно завершена. Наступал новый период её истории период относительно мирного развития страны, усиления экономических и культурных связей с Францией, Англией и Фландрией, развития мореплавания и морской торговли, подъема культуры и науки. В 1288 г. в Лиссабоне был открыт первый в Португалии университет.

После завершения реконкисты Португалия развивалась как единое государство. Необходимость бороться против двух сильных врагов — испанцев и мавров — рано сплотила народ маленькой страны. Кроме того, ни один из центров Португалии не сохранил значительных следов арабской культуры. Все это объясняет цельность и единство португальской готики. Она не знала ни местных школ, ни противопоставления «западной» строительной культуры «восточной», составляющих характерные особенности готической архитектуры Испании.

Не было в Португалии и явления, аналогичного испанскому мудехару — христианской архитектуре, создававшейся по арабским образцам. Сопоставление мориско (португальской архитектуры, отмеченной арабскими влияниями) с испанским мудехаром в значительной степени является натяжкой. Единственной областью португальской архитектуры, где дает о себе знать длительное владычество арабов, была рядовая жилая застройка. В остальном восточные влияния ограничиваются единичными мотивами (как, например, окна в форме подковообразной арки в донжоне Бежа) или, несмотря на восточное происхождение, предстают в значительной мере европеизированными (плоские крыши церквей и гражданских построек, рисунок нервюрного свода в форме восьмиугольной звезды в донжонах Эстремоц и Бежа). Единственным исключением, подтверждающим общее правило, является замок Синтра.

Почти все постройки Португалии (за исключением глинобитных жилищ ряда южных районов) возведены из камня — гранита или песчаника. Камень — основной строительный материал этой страны. Искусство его обработки было традиционным и настолько высоким, что во многом определило выразительность и красоту сооружений страны как романской, так и готической эпохи. Здесь совсем не строятся кирпичные здания, получившие под влиянием традиции арабов широкое распространение в соседней Испании.

Характерная особенность португальской готики состоит в том, что это была архитектура монастырская по преимуществу. В Португалии происходит как бы смещение эпох. 

В романскую эпоху, отмеченную на всем европейском континенте преобладанием монастырской архитектуры, здесь воздвигнуты самые значительные в стране соборы. Напротив, во времена готики, развивавшейся в Европе под знаком строительства городских соборов, в Португалии сооружались монастыри, явившиеся событием и в общеевропейском масштабе.

Отвоевание земель у арабов сопровождалось утверждением на них христианства, созданием епископий и строительством соборов, каждый из которых был не только местом молений, но и памятником реконкисты. К моменту ее завершения строительство основных соборов также было завершено.

Португалия того времени представляла собой страну с малочисленным населением и слабо развитыми городами. Духовенство, находившееся, напротив, в зените своего экономического могущества, пользовалось и огромным моральным авторитетом. После окончания реконкисты наблюдалось некоторое оживление ремесленного производства, но объективных условий для превращения городов в подлинные центры экономической жизни в стране не было. С победой над арабами огромная масса рыцарей-дворян оказалась не у дел. Покровительствуя развитию торговли, мореплавания и судостроения (Португалия была расположена на стыке важнейших тогда морских путей), короли пытались обеспечить достойное существование дворянству, охотно менявшему рыцарские доспехи на командные места во флоте. К концу XIV в. обнаружилась недостаточность этих мер. Тогда королевская власть выступила инициатором широкой колониальной экспансии, которая предопределила сначала блистательный, но недолгий расцвет Португалии, а затем хронический застой в экономике страны.

Эта совокупность причин и определяет такое необычное для европейской готики явление, как преобладание монастырского строительства. Она же объясняет определенную косность португальского зодчества и ясно ощущаемые в нем пережитки романской архитектуры. Живучесть ее традиций обусловливалась еще и популярностью идей реконкисты, во время подъема которой развивалась португальская романика и с которой в значительной степени ассоциировались её формы, а также безусловным соответствием ряда ее особенностей (небольшие окна и плоские крыши) климату страны.

Раннеготическая архитектура представлена одним из самых выдающихся памятников Португалии — цистерцианским монастырем Алькобаса (рис. 23). План монастырской церкви (1178—1223 гг.) напоминает бургундские постройки; трёхнефный очень вытянутый объём (13 травей) с венцом из 7 капелл и трансептом. Нефы перекрыты крестовыми сводами на нервюрах, усиленными двойными подпружными арками. Эта конструкция, архаичная по сравнению с ее прототипами, была, однако, необычно «готичной» для Португалии.

Объёмно-пространственная композиция церкви Алькобасы оригинальнее, чем может представиться по плану. Нефы и трансепт создают зальную церковь необычного типа. Впечатление вертикализма и динамичности ее интерьера создаётся не путём применения смелых конструкций, но повторностью близко поставленных столбов и контрастностью основных измерений. При длине в 106 м и высоте в 20 м ширина главного нефа составляет 9, а каждого из боковых — 5 м. Если же исключить из этой цифры сечение столбов, поставленных с интервалом в 2,5 м, то фактическая ширина боковых нефов составит всего 3 м. Кажется, будто все внутренние силы интерьера, стиснутые массивными столбами, нашли выход в стремительном движении вверх. В более широком среднем нефе подпружные арки опираются на колонны на консолях. Этот приём, обычный в церквах цистерцианцев, обогащает ритм вертикалей интерьера, подчеркивая в его формах устремлённость не только вверх, но и к алтарю. Огромная длина нефов и поистине титаническая мощь столбов производят тем больший эффект, что ничто не мешает взгляду охватить их целиком, во всю 106-метровую длину. Отсутствие декора и белизна великолепно отёсанного камня создают атмосферу строгости и чистоты, внося особую одухотворенность в динамические формы интерьера.

Фасады церкви перестроены в XVII в. Но сохранившиеся от первоначальной постройки детали показывают, что её облик сродни романским соборам: увенчанная крепостными зубцами кровля, узкие, как щели бойниц, окна, массивные гладкие стены.

Таким образом, церковь Алькобасы, несмотря на некоторую зависимость от французских образцов, в достаточной мере своеобразна. Монастырские помещения (трапезная, дормиторий) значительно более тесно связаны со своими французскими прототипами).

Конец XIII — первая половина XIV в. были временем интенсивного монастырского строительства. Монастырские храмы этого времени — в основном трёхнефные, зальные, сильно вытянутые в длину. Узкие, щелевидные окна, гладкие стены, массивные контрфорсы, плоская увенчанная крепостными зубцами кровля роднят их с сооружениями предшествующего периода. Как и в романскую эпоху, порталы церквей, апсиды и т. д. украшает в основном орнаментальная резьба — факт, который можно объяснить влиянием цистерцианских монахов. Враги суетности и поборники аскетизма, они были противниками богатого скульптурного декора и сюжетных композиций. В храмовых постройках Португалии, где в противоположность Испании почти не было бенедиктинских монастырей, не получили распространения сюжетные композиции и изобразительная скульптура (церковь Ла Граса в Сантареме, конец XIV в.; рис. 24).

Следующим после Алькобасы этапным сооружением был монастырь Санта Мариа де Баталья. Монастырская церковь (1388—1416 гг., мастера Афонсо Домингес и Угет; рис. 25, 1 и 26), задуманная как зальная, получила при достройке мастером Угетом базиликальный разрез. Ее особенности — вытянутый план (82 м), большая высота и малая ширина нефа, устремленность всех линий вверх, достигаемая не смелостью конструкции, а контрастным сопоставлением основных измерений храма и частым ритмом опор, строгие формы столбов и конструкция свода, обнаруживающая отголоски романских влияний, — напоминают церковь Алькобасы. Но вертикализм линий интерьера и контрастность измерений храма выражены здесь более чётко и определённо. Тонкие нервюры сводов, тоненькие колонки, пучком окружающие столбы, большая ширина пролетов между столбами придают интерьеру большую пространственность, мягкость и лиризм. Эта разница подчеркнута и цветом. Вместо аскетической белизны интерьера Алькобасы здесь — нежно окрашенный «солнечный» тон камня.

Очевидно облик, который предполагалось придать церкви по первоначальному проекту, был значительно ближе к Алькобасе, чем осуществленный. Однако базиликальный разрез не лишил церковь Батальи ни оригинальности, ни характерности. Отсутствие нартекса и башен на фасадах и над средокрестием, узкие окна, плоская крыша, весь её простой и чёткий объём выдержаны в традициях португальской архитектуры. Быть может, как предполагают зарубежные ученые, здесь работали английские мастера (главный фасад церкви близок английским соборам), но плоская крыша, вытянутый план, неразвитые аркбутаны ещё не могут служить доказательством английских влияний: они типичны и для Португалии.

От своих предшественниц церковь Батальи отличается также «мирным» характером архитектуры. Реконкиста была завершена, нападение испанцев успешно отбито. Поэтому здесь лишь северный фасад увенчан крепостными зубцами. По другим сторонам края плоских крыш обегает ажурный пояс каменной резьбы. Контраст между кладкой глухих стен и изысканной хрупкостью резных переплетов окон и карниза очень красив. Центральная часть западного фасада покрыта как бы наброшенной на фасад ажурной сеткой каменной резьбы. Самые формы, приёмы, декор стали тоньше, богаче, изысканнее.

Наиболее последовательно это качество проявляется в двух капеллах, пристроенных к церкви мастером Угетом. В одной из них — капелле Основателя (1415—1434 гг.) — квадратной в плане, с восьмигранным фонарем, покоящемся на 8 пучковых колоннах, развиваются особенности фасадов церкви. Здесь шире оконные проёмы, богаче их декор. Вторая, «Неоконченная» капелла поражает сложностью плана, который представляет собой восьмиугольник, дополненный восемью квадратными капеллами с треугольными апсидами, соединенными снаружи восемью треугольными капеллами.

Исканиями сложных композиций, богатством декоративного убранства мастер Угет предвосхищает архитектуру мануэлино. О незаурядной смелости его инженерной мысли, дополнявшей тонкий дар архитектора, свидетельствует осуществлённая им перестройка зала капитула. Он отказался от традиционной конструкции с опирающимися на столбы сводами, заменив её бесстолпной, со сводом в форме восьмиугольной звезды.

Разрушенная землетрясением церковь монастыря кармелитов в Лиссабоне (1382—1425 гг., мастера Гомес Мартинес, Афонсо Гонсало, Родриго Анес) даже в руинах поражает простотой и спокойной гармонией линий, устремленностью ввысь. Особенности ее композиции — плоская крыша, одинаковая высота нефов, резко контрастные соотношения длины (72 м) и ширины, узкие окна, неразвитые аркбутаны, гладкие плоскости стен — характерны для португальской готики. Композиция уже совершенно свободна от романской массивности. Столбы церкви тонки, поставлены далеко друг от друга, и интерьер, который можно охватить одним взглядом не только в длину, как обычно, но и в ширину, радует глаз простором и воздушностью.

***

Реконкиста и связанные с нею особенности развития страны определили характер португальской готики. Несмотря на территориальную близость к Кастилии, готика Португалии обнаруживает мало точек соприкосновения с архитектурой своего соседа, бывшего наряду с арабами её злейшим врагом. Более тесные культурные связи поддерживала она с Францией и Англией. Но следы английских и французских влияний, заметные в португальской архитектуре готической эпохи, не лишают её самобытности. Португальская готика развивалась под преобладающим влиянием монастырского строительства. Она характеризуется цельностью, единством, слабо выраженными по сравнению с Испанией влияниями арабского зодчества и чрезвычайно сильными пережитками романики.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации