Средневековая архитектура Швеции

Глава «Романская и готическая архитектура в странах Восточной и Северной Европы. Архитектура Скандинавских стран. Швеция», «Всеобщая история архитектуры. Том 4. Архитектура Западной Европы. Средние века». Автор: Квитницкая Е.Д.; под редакцией Губера А.А. (ответственный редактор), Колли Н.Д., Максимова П.Н., Маца И.Л., Нельговского Ю.А., Саркисиана Г.А. Москва, Стройиздат, 1966


Обособленное положение страны обусловило замедленное развитие феодализма. Единая королевская власть определилась в начале XI в. Опорой её, как и всюду, была христианская религия. В конце XI в. был сожжён «двор богов» в языческом центре — Упсале. В 1164 г. здесь основывается архиепископия. С середины XIII в. укрепляются связи с Западной Европой, развивается ганзейская торговля, растут города.

Поддерживавшая немецкую колонизацию знать короновала немецкого курфюрста Альбрехта (1364—1389 гг.). Борьба с немецким засилием привела к союзу с Данией и низложению Альбрехта. Швеция заключила с Данией и Норвегией Кальмарскую унию (1397 г.). Дания, владевшая морскими проливами, стремилась подчинить себе торговлю Швеции и установить там крепостнические порядки среди свободных крестьян. Окончательное свержение датского господства и расторжение Кальмарской унии произошло в 1523 г.

К XII—XIII вв. относится основание ряда крупных городов (Висбю, середина XII в., Стокгольм, начало XIII в.). К началу XVI в. их число достигло сорока. Только четыре города (Стокгольм, Висбю, Мальмё и Кальмар) имели каменные жилые дома и укрепления, состоявшие из стен и башен. Лучше всего сохранились укрепления Висбю (XIII в.), защищающие и город и гавань. Город имел стихийную планировку, обусловленную направлением сходящихся к гавани дорог (рис. 25). Его замок Висборг (начало XV в.) находится на скале, на краю города, и не связан с торговыми площадями, вокруг которых располагались иноземные купеческие фактории с их храмами. В городе уцелело несколько каменных домов, сохранивших фасады XIII в., среди них «Старая аптека» (рис. 26) — типичный купеческий дом; архитектура их сурова и проста.

Деревянные городские жилые дома не отличались от домов сельских усадеб. Усадьба, как крестьянская, так и помещичья, состояла из зданий, окружавших квадратный двор (рис. 27, 2). К основному жилому дому примыкали хозяйственные постройки, среди которых выделялся двухэтажный амбар с верхней галереей на консолях; на неё вела открытая наружная лестница. Нижний этаж служил хозяйственным целям, верхний был жилым. Таким домом был «Урнэсстуга» в усадьбе Урнэс в Даларне (до 1520 г.) — самое большое из известных деревянных сооружений средневековой Швеции (рис. 27, 1). Он имеет 26 м в длину, высота верхнего этажа над уровнем земли — 5 м.

Замки и городские укрепления в основном были деревянными (не сохранились). До определенного этапа развития огнестрельного оружия (первая половина XVI в.) тип замка медленно эволюционировал, постепенно усиливая свою обороноспособность и в то же время повышая свою комфортабельность. Наиболее ранним (возникшим, видимо, в IX в.) из сохранившихся типов каменных оборонительных сооружений была высокая круглая или квадратная в плане многоэтажная башня, так называемый «кастал». Жилые и хозяйственные помещения, располагавшиеся поблизости, сооружались из дерева. Таковы были башня «Три короны» в Стокгольме, «Пороховая» башня в Висбю (середина XII в.; рис. 28,1). Касталы сооружались королевскими властями по восточному побережью страны для защиты от пиратских набегов. Наряду с этим в XII—XIII вв. возводились укрепления, состоявшие из стен, ворот и меньших по размеру башен (замок Хельсингборга). Укрепления имели регулярную (Стокгольм) или случайную (Хельсингборг) форму. С конца XIII в., под влиянием замкового строительства Тевтонского ордена, большая четырёхгранная башня ставится в угол четырёхугольника стен (Нючёпинг).

С 1396 по 1483 г. королевские власти запрещали дворянам возводить замки и башни. В конце XV в. возобновилось строительство феодальных бургов. Они представляли собой блокообразные высокие здания, окруженные вместе с хозяйственными постройками валом и рвом. Так, блок замка Вик (конец XV в.; рис. 28,2) близ озера Меларен имел 9 этажей (два верхних разрушены) и был отделен от поселения сухим рвом. Расположенное на высокой горе здание и в теперешнем состоянии достигает в высоту 48 м.

С развитием артиллерии в башнях и каменных жилых домах начинают размещать пушки. В блокообразном бурге Глиммингехусе (1499 г., арх. Адам ван Дюрен), окруженном рвом и валом, обстрел можно было вести со всех этажей (рис. 29). Фасады здания замкнуты и лаконичны. Среди интерьеров, слабо освещенных маленькими окнами, выделяются парадные залы, своды которых опираются на центрально расположенные колонны. Частично уцелела раскраска сводов.

Первыми сохранившимися монументальными культовыми зданиями Швеции являются церкви так называемого миссионерского периода (XI — начало XII в.). Первые церкви появились в королевских поместьях, как правило — вблизи языческих центров в наиболее развитых земледельческих районах Южной Швеции. Церкви строились или в виде сруба, или на основе каркаса — конструкции, сводившейся к трём типам: мачтовой конструкции (в каркас из брёвен заводились вертикальные доски или половинки брёвен); рамно-дощатой (в раму из брёвен горизонтально укладывались доски); фахверка. Две последние системы были распространены в районах, бедных лесом. Мачтовая конструкция удержалась до XIV в. Среди сохранившихся мачтовых церквей наиболее ранняя (1020 г.) — церковь Санкта Мариа Минор в Лунде. Стены (уцелели нижние части) состояли из вкопанных в землю гладких изнутри и выпуклых снаружи досок. Крышу поддерживали внутренние столбы. Мачтовая конструкция была заимствована от конструкций жилых домов и языческих святилищ (кумирня в Упсале). В церквах широко применялась резьба по дереву, плетёный орнамент которой был близок к языческой резьбе.

Феодальные междоусобицы приводили к тому, что часто оборонительные функции несли поставленные отдельно от церкви, а в раннем периоде — от колокольни, высокие касталы. Примером каменной башни-колокольни может служить пристроенная в XI в. к мачтовой церкви (снесена в XII в.) башня-колокольня в Хюсабю (Вестерьётланд). Полукруглые выступы по сторонам квадратной башни содержат винтовые лестницы (рис. 28,3). Деревянные колокольни (сохранились более поздние) состояли из вертикально или наклонно поставленных брёвен, защищенных двускатной кровлей. И кровля, и бревна были покрыты лемехом. Кровлю колоколен и церквей венчали головы драконов.

Техника каменных конструкций была принесена чужеземцами. Первые каменные миссионерские церкви были сложены на известковом растворе из неровно отесанного гранита. Это были тяжёлые, неуклюжие сооружения с небольшими, узкими проёмами. При их возведении предусматривались цели обороны. Над средокрестием ставились массивные башни-колокольни (церковь св. Улофа в Сигтуне, конец XI в.; рис. 30). Иногда башен было две: над западным входом и над средокрестием (церковь св. Пера в Сигтуне).

Для романской архитектуры Швеции (начало XII — середина XIII вв.) характерны разработка композиции кафедрального собора, сложение типа монастырской церкви и монастыря в целом, создание сельской церкви.

Важнейшим собором Скандинавии является собор в Лунде (тогда датский город). В 1103 г. в Лунде была утверждена архиепископская кафедра трёх северных государств. В ознаменование этого на месте старого собора начали возводить новый собор — базилику (рис. 31). Образцом при разбивке плана послужил собор в Шпейере. Строительство было в основном завершено к концу XII в. Частичные перестройки производились после пожара 1234 г. и в начале XVI в. В XIX в. собор подвергся крайне грубой реставрации. Уцелевшие части — апсида и крипта — свидетельствует о высокой художественной культуре создавших его мастеров. Декоративное оформление собора в дальнейшем нашло отражение в архитектуре сельских храмов. Одним из строителей в 30-х годах XII в. был итальянец Донатус, впервые применивший здесь технику сверления камня, которая в сочетании со скандинавским плетением и южным растительным орнаментом создала новый декоративный эффект.

Первым монашеским орденом, проникшим в Швецию, был орден цистерцианцев. Самый ранний цистерцианский монастырь в Альвастре (основан в 1143 г., рис. 32,1) представлял собой упрощенную копию монастыря Фонтенэ. И для церкви, и для монастырских построек характерны простые прямоугольные формы. Аскетически гладкие стены лишены украшений. Здания группируются вокруг внутреннего двора. Постройки отличают точность кладки, тщательная тёска камня (в квадры превращались даже глыбы гранита — церковь в Нюдале), сравнительно небольшая величина сечений, высокое мастерство построения сводов. В более поздних сооружениях цистерцианцев, например, в церкви в Варнхеме (окончена в 1266 г.), стройность пропорций и тщательность отёски придают интерьеру устремлённость ввысь и чистоту, свойственную готике (рис. 32,2). Иноземное искусство цистерцианцев оказалось плодотворным на шведской почве в первую очередь благодаря высокому уровню строительной техники. Композиция монастыря ордена легла в основу структуры монастырей последующего периода. Благодаря их влиянию распространились трёхнефные зальные церкви.

Рядовые деревянные сельские церкви не сохранились. Каменным присущи простота, монументальность, лаконичность декора. Снаружи церкви, как правило, не штукатурились. Внутри стены расписывались по штукатурке примитивными фресками. Небольшие окна помещались под потолком, как правило, с южной стороны. Своды применялись очень редко. Обычными были плоский, покрытый живописью потолок или открытые стропила. Высокая кровля покрывалась лемехом. Наружный декор сводился к плоским арочным нишам с гирькой и к арочному карнизу, который вел свое происхождение, вероятно, от декора собора в Лунде. Изредка обрамления порталов украшались несложной поверхностной резьбой.

Наиболее простым и распространенным типом были сооружения, состоявшие из прямоугольного в плане нефа и более низкого прямоугольного же хора с прямым или апсидальным завершением. К более сложному типу относится церковь с массивной башней, помещенной или на западной (церковь в Вомб, рис. 33), или, реже, на восточной (церковь в Сконелле, Упланд) стороне. Башня иногда имела оборонное значение. Обычно в пределах основного здания западная башня была двухэтажной.

Первый этаж был занят нартексом или крещальней. Во втором помещалась ложа феодала. Особенно богатый нартекс, обнаруживающий сходство с криптой Лундского собора, имела башня собора в Дальбю (1130 г.).

В ряде случаев, когда церковь располагалась на торговых путях или на подступах к большому городу, оборонительной башней служило самое здание церкви. В этом случае оно было круглым и снабжалось бойницами (церковь в Хагбю, Смоланд, рис. 34).

Кирпичные церкви появились в Швеции значительно позднее каменных; наиболее ранняя из них — церковь Гумлёса в Ёйньебюгдене (освящена в 1191 г.; ступенчатые фронтоны — позднейшие). Кирпичные церкви отличались от каменных более сложным декоративным оформлением. Особенное внимание обращалось на западный фасад (церковь Марии в Сигтуне, до 1237 г.; рис. 35).

Особняком стоят церкви острова Готланд. Здесь благодаря пересечению торговых путей из Восточной и из Западной Европы скапливались большие богатства, что привело к расцвету строительства. Основным складочным местом был город Висбю, где обосновались купеческие фактории различных стран. Каждая имела свой храм, в архитектуре которого сочетались местные и иноземные традиции. Из 16 церквей Висбю сохранилась только немецкая церковь Марии. Среди церквей, сохранившихся в руинах, почти идентична по плану с русскими церквами (например, с Пятницкой церковью в Новгороде) построенная во второй четверти XIII в. церковь Лаша (рис. 36,1). Основное отличие ее от русских прототипов заключается в наличии крестового свода вместо центрального купола. Наиболее своеобразной была церковь Св. Духа (рис. 36,2). Она находилась при госпитале; первый ее этаж предназначался для прихожан, второй — для больных. Своды поддерживались четырьмя колоннами. Здесь, как и в церкви Лаша, был устроен в стене открывавшийся внутрь арочный обход.

Готический период шведской архитектуры начинается с середины XIII в. Здесь намечаются два течения. Большие церкви городов и монастырей следуют общим для всей Европы принципам развития, и в них четко определяется отличие от романских церквей и переход к позднеготическому стилю. Сельские церкви сохраняют тип, выработанный ранее.

Собор в Упсале, заложенный около 1260 г., представляет собой по плану (первоначально трёхнефному) несколько уменьшенное подобие французских соборов начала XIII в. (рис. 37, 1). Наружные стены сложены из кирпича, внутренние устои — из камня. Реставрация XIX в. исказила внешний вид собора. Сохранившиеся интерьеры, поражающие величием и соразмерностью, несут отпечаток французской готики. Характерно, что первоначально это базиликальное здание не имело наружных аркбутанов: упоры были скрыты под крышей над боковыми сводами. В этом отступлении от прототипа сказалась местная тенденция упрощения сооружения.

Собор в Линчёпинге (рис. 38) представляет собой перестройку более ранней (миссионерской) церкви, расширенной в романский период. Материал её — известняк. Из-за перерывов в работе и разнообразного состава мастеров собор поражает разнохарактерностью архитектурного убранства. Начавшие около 1260 г. его расширение английские мастера стали сооружать зальную церковь, широкие нервюрные своды которой опираются на устои, выполненные в виде сложных пучков колонн. Часть собора, построенную во второй четверти XIV в., строили местные мастера (вероятно, с острова Готланд). Они соорудили такие же, как в «английской» части, своды, но в соответствии с местными традициями отказались от пучка колонн и свели устои к тонким восьмигранным и круглым колоннам.

Прочие церкви, в большинстве случаев кирпичные, также приближаются к западноевропейским образцам, иногда почти уподобляясь им; например церковь Санкт Петри в Мальмё, была построена по образцу церкви Марии в Любеке. Исключение составляет бригиттский монастырь в Вадстене, сооружавшийся с 1369 г. по начало XV в. (церковь освящена в 1430 г., рис. 37,2). Правила сооружения монастыря были разработаны самой Бригиттой, пользовавшейся указаниями монаха Петруса Олави; из Альвастры. По этим правилам начали затем возводить бригиттские монастыри во всей Северной Европе. В основу были положены принципы строительства местных цистерцианских монастырей. Храм — трёхнефный, зальный, покрытый звёздчатыми сводами, опирающимися на восьмигранные колонны. Его формы просты и лишены декора. Свет свободно льется через большие окна, не имеющие витражей, освещая когда-то покрытые фресками стены. Первоначально в церкви размещалось свыше 50 деревянных резных алтарей и сложное оборудование из лестниц и решеток, рассчитанное на одновременное пребывание монахов, монахинь и прихожан, изолированных друг от друга.

На рубеже XIII и XIV вв. повсеместно, кроме острова Готланд и некоторых деревень датской Швеции, утверждается тип сельской церкви, определившийся в предыдущий период. Церковь имеет вид однонефного сооружения с прямоугольным в плане хором. Позднее, в XIV—XVI вв., с севера и юга начинают пристраивать сакристию и притвор для хранения оружия прихожан. Церкви сооружались из гранита, кирпича и дерева. В отличие от романского периода церкви имеют более развитое декоративное убранство. Особенно замечательны церкви, в которых кирпичная кладка сочетается с кладкой из грубо обработанных гранитных валунов (церковь в Римбу, Упланд, 2-я половина XV в.; рис. 39). Кирпичом обрамляли скаты щипцов и проемы. На щипце выкладывался сложный кирпичный узор из крестов, плоских ниш, кругов. Углубления оштукатуривались, белились или расписывались. Гонтовую крышу венчал ажурный гребень из крестов и голов драконов. Неф перекрывали или деревянные, или, реже, каменные своды, опиравшиеся на стены на небольшой высоте от пола (церковь в Вестерокере, Упланд, 1331 г.); распор погашался весом высоко поднимавшихся стен. Деревянные своды были цилиндрическими, кругового или трехлопастного очертания (церковь в Сёдра Рода, Вермланд; рис. 42). Поверхность стен и сводов иногда покрывалась яркой живописью.

Развитие иного типа архитектуры представляют собой готические церкви острова Готланд. В XII в. своды в них обычно поддерживаются одной колонной; в XIII в. число колонн увеличивается до 2—4. Колонны — круглые, с капителями, расчлененными в соответствии с гуртами сводов (рис. 40, 1). Это — двухнефные или, чаще, трёхнефные зальные церкви. Внешний вид их определяет высокая башня (церковь в Руне; рис. 41). Своеобразна декоративная обработка портала, состоящая из огибающих арку круглых дисков (рис. 40, 1). Общим с континентальными шведскими церквами является отсутствие контрфорсов и аркбутанов.

Наиболее замечательной церковью Висбю является церковь св. Карины (1376—1412 гг.; рис. 44). Ее восьмигранные колонны близки к восьмигранным колоннам церквей Тевтонского ордена. Ещё большее родство с общеевропейской архитектурой обнаруживает пристроенная около 1350 г. к церкви Марии капелла Свертинг.

Большие монастырские и городские храмы, сооруженные или перестроенные в XV — начале XVI в., несут отпечаток поздней готики, выражающийся в насыщении фасадов декором (рис. 43), в применении звездчатых сводов, в достижении большого равновесия масс. Строительство ведётся преимущественно в кирпиче. Церкви имеют зальное построение, причём количество нефов доходит до пяти (Стуркюрка в Стокгольме, завершена в XV в.). Их интерьер с его высокими, просторными нефами и переплетающимися гуртами производит жизнерадостное впечатление.

В сельских церквах поздняя готика ознаменовалась применением звездчатых сводов, плотно покрытых живописью (церковь в Валё, Росланген, роспись сводов — Андеша Мартинссона рис. 40, 2).

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации